Оформить подписку

Печатная версия

ok

Электронная версия

Оформить

Книги в продаже

Валерий Шлямин: «Я с уверенностью смотрю в будущее»

25.04.2018
Periodika

Доктор экономических наук Валерий Александрович Шлямин – признанный специалист в области российско-финляндских торгово-экономических отношений. В декабре 2017 года он назначен советником ректората Петрозаводского государственного университета. В. Шлямин эксперт Российского совета по международным делам и внештатный советник Главы Республики Карелия.

Валерий Александрович отвечает на вопросы нашей редакции.

Вы проработали торговым представителем России в Финляндии почти 15 лет, с января 2003 по октябрь 2017 года. Что Вы считаете своими основными результатами в этой работе, и были ли в ней разочарования, неудачи?

Мне удалось сформировать коллектив профессиональных экспертов – экономистов, юристов, инженеров, способных решать сложные задачи, стоящие перед нашим Торгпредством. Читателям журнала «Carelia», по всей видимости, не часто приходиться соприкасаться с особенностями деятельности экономических дипломатов (Торгпредство является частью дипломатической миссии России, торгпред назначается распоряжением Правительства нашей страны). Поэтому позвольте мне предельно коротко охарактеризовать основные задачи.

Во-первых, Торгпредство призвано отстаивать экономические интересы Российской Федерации в стране пребывания по всему спектру проблем. Оно выполняет обязанности секретариата и одного из ключевых экспертов Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, в составе которой действуют 16 отраслевых и функциональных рабочих групп, а также 10 региональных рабочих групп взаимодействия глубинных российских республик и областей РФ с Финляндией. Кроме того, аналогичную задачу Торгпредство решает в Межправкомиссии по приграничному сотрудничеству.

Во-вторых, Торгпредство обязано оказывать всемерную поддержку отечественным предприятиям – не сырьевым экспортерам. С учетом того, что Финляндия относится к странам с наиболее жестким конкурентным рынком, экспорт сюда даже конкурентоспособных товара или услуги требует от россиян очень больших усилий, глубоких знаний и терпения. Достаточно сказать, что процесс вывода на финский рынок новых зарубежных товаров, как правило, занимает от двух до пяти лет (и то, в случае удачи).

В-третьих, Торгпредство обязано исходить из того, что Финляндия не только крупный торговый партнер России (вот уже многие годы Суоми входит в группу 15 наиболее значимых для РФ стран по объему товарооборота, а по обороту услуг–в группу 8), но и, что не менее важно, Финляндия является одним из ведущих технологических партнеров. Поэтому, пожалуй, наиболее сложной задачей для нас является нахождение наиболее эффективных методов поиска и поддержки проектных инициатив как российских, так и финских предприятий, организаций и университетов, ориентированных на инновационную и инвестиционную деятельность, технологическую и научно-технологическую кооперацию.

В-четвертых, Торгпредство России в Финляндии, по оценкам многих отечественных авторитетных институтов, пользуется репутацией наиболее компетентного аналитического центра по экономике Финляндии и российско-финляндским экономическим отношениям. Наши аналитические материалы готовятся не только для органов государственного управления, но и для широкого круга пользователей среди деловых кругов, научного сообщества, для высших учебных заведений и средств массовой информации.

В-пятых, Торгпредство работало и продолжает работать в направлении формирования позитивного имиджа нашей страны как надежного действующего и перспективного торгово-экономического партнера Финляндии. В связи с этим нами были подобраны оправдавшие себя формы и методы работы с финскими политиками, предпринимателями, журналистами, использовались все доступные площадки (как созданные Торгпредством или с нашим активным участием конференции, круглые столы, выставки, презентации отечественных регионов и предприятий, приемы, переговоры, так и финские площадки). И, конечно, Торгпредство никогда не уходило от контактов со СМИ, даже если было известно о заведомо не самом дружественном восприятии тем или иным журналистом нашей страны.

Таким образом, как Вы видите, добиться результатов в работе может только сплоченный коллектив высококвалифицированных экспертов, мотивированных на выполнение описанных выше задач. И такой коллектив был создан.

Может возникнуть вопрос – что вкладывается в понятие «мотивированные эксперты»? Да, эксперты Торгпредства получают относительно более высокую заработную плату, чем их коллеги на государственной службе в Российской Федерации. Однако и требования, предъявляемые к ним, существенно выше, чем к государственным служащим на Родине, а ограничения значительно более жесткие. И все же, зарплата хоть и важная составляющая мотивации, но отнюдь не исчерпывающая. Как руководитель Торгпредства, я ставил перед собой задачу – максимально быстро раскрыть потенциал вновь пребывающего коллеги, обеспечить необходимые условия для его адаптации в Финляндии. В нашем коллективе была создана атмосфера доброжелательности, уважения к каждому человеку. В Торгпредстве закрепились традиции наставничества, практика создания временных рабочих групп для продвижения того или иного сложного проекта или подготовки наиболее сложных и масштабных мероприятий, например, Дней российской экономики в Финляндии, региональных бизнес-миссий, заседаний Межправкомиссии и многих других. И совершенно исключались разговоры на повышенных тонах и административные накачки. Особое внимание уделялось членам семей сотрудников, которые ощущали себя вполне комфортно. Многие коллеги увлекались спортом, Мы с удовольствие вместе отмечали национальные праздники и Дни рождения, радовались появлению детей. Одним словом, Торгпредство России в Финляндии – это дружная команда.

Такой подход дал мне право поднять планку требований ко всем сотрудникам. Перед каждым специалистом ставилась задача – стать ведущим экспертом нашей страны в порученном ему секторе российско-финляндских экономических отношений, не больше и не меньше. Должен сказать – большинство сотрудников выполнили эту задачу, а остальные продемонстрировали несомненный профессиональный рост. При этом мне не приходилось сталкиваться с невыполнением указаний руководства из Москвы и моих поручений. Горжусь тем, что довелось трудиться с четырьмя превосходными составами Торгпредства ( по 16 экспертов и 11-12 специалистов административно-технического персонала), каждый из которых представлял собой команду единомышленников. Руководство Минэкономразвития РФ доверило мне пригласить в Торгпредство на должности экспертов в общей сложности 32 человека из Москвы, Республик Карелия и Мордовия, Санкт-Петербурга, Мурманской области. Все эксперты (средний возраст которых 35-37 лет) имели высшее образование (многие по два высших образования, 5 человек обладали дипломами кандидата наук, 2 – доктора наук), все владели английским языком и до 70% финским или шведским языком. Таким образом, создание профессионального коллектива, несомненно, важный результат.

Основной результат для Торгпредства и для меня лично за 15 лет - это около 200 реализованных совместных проектов при нашем активном, а иногда и решающем участии. Хотел бы заметить, что Торгпредство было особенно востребовано россиянами и финнами на стадии проработки проектных идей и инициатив, например перед принятием решения о начале инвестиционной программы энергетического концерна «Фортум» в России объемом 4,5 млрд. долл. США. Или перед принятием решения российской компании «Нитро Сибирь» по экспорту в Финляндию взрывчатых материалов для горнорудной промышленности. Вообще говоря, востребованность Торгпредства органами государственной власти, местного самоуправления, представителями деловых кругов, научного и экспертного сообществ стран-соседей – это индикатор эффективности деятельности.

Другим важным результатом считаю заметное увеличение численности российских средних и малых предприятий инновационной направленности в торгово-экономических связях с Финляндией. На мой взгляд, именно в малом и среднем бизнесе имеется огромный потенциал, который еще надо суметь использовать.

Что касается неудач, то их было, пожалуй, не меньше, чем побед. Внешнеэкономические проекты, как правило, достаточно сложны и нередко рискованны. Надо сказать, что в последние 10-12 лет в России многое делается для гармонизации отечественных институтов (прежде всего законодательства) с лучшими зарубежными стандартами и практиками. Положительно сказывается выход на мировой рынок нового поколения предпринимателей. Мы в Торгпредстве это восприняли как долговременную тенденцию улучшения делового климата в нашей стране. Поэтому я не испытывал разочарования.

Какими были, и как развивались наши торгово-экономические отношения с Финляндией в этот период и как Вы оцениваете их нынешнее состояние?

Прошедшие 15 лет вместили в себя как взлеты, так и спады. Судите сами: в 2003 году объем товарооборота составлял в текущих ценах 8.9 млрд. долл. США, а в 2013 году – 18,7. Однако после того, как на мировом рынке резко снизились цены на нефть и газ и практически одновременно разразился украинский кризис, повлекший за собой санкционное противостояние России с США и Евросоюзом, товарооборот России и Финляндии в 2016 году упал до отметки 10,0 млрд. долл. США. В 2017 году, в связи с оживлением в мировой экономике и преодолением ряда кризисных явлений в отечественной экономике, вновь наметилась тенденция к росту товарооборота. Аналогичная динамика складывалась и в торговле услугами. При всей значимости совокупности внешних факторов, хотел бы подчеркнуть, что все же основной причиной такой волатильности (таких колебаний) объемов двусторонней торговли, на мой взгляд, являются системные ограничения и конкурентные слабости экономик России и Финляндии. Для нас – это сохраняющейся высокий удельный вес сырьевых производств в структурах хозяйства и экспорта страны; ограниченный доступ к дешевым кредитам для модернизации промышленности, развития инфраструктуры энергетики, транспорта, связи, научно-прикладных исследований. Для финнов основным сдерживающим фактором являются относительно высокие издержки производства.

Для России и Финляндии, довольно глубоко вовлеченных в мировую торговлю, резкие изменения в конъюнктуре мирового рынка или значимые международные обострения политической обстановки в той или иной степени затрагивающие их (иногда даже появление признаков таких обострений), как правило, отрицательно влияют на национальные экономики стран-соседей и их двустороннюю торговлю. Не смотря на четырехлетнее охлаждение (если не сказать замораживание) политики ЕС на российском направлении, Финляндия не отказалась от линии Паасикиви-Кекконена (курса на добрососедство и взаимовыгодную торговлю), придерживаясь прагматичного подхода в отношениях с восточным соседом. Президент Саули Ниинисте, Правительство Финляндии не снижают интенсивности диалога с политическим руководством нашей страны не смотря на давление, оказываемое на них инициаторами санкций на Западе. Что же касается деловых кругов, то можно отметить следующее.

Конечно, мощная русофобская кампания, развернутая США и их союзниками в Европе, подключение Финляндии как страны-члена ЕС к антироссийским санкциям, не могли не сказаться на деловом климате российско-финляндских отношений. По моим оценкам, десятки торговых сделок, инвестиционных проектов либо заморожены, либо отменены. Ухудшилось качество банковского обслуживания предприятий с российским капиталом в Финляндии. По моим оценкам, только из-за воздействия внешнеполитических факторов страны-соседи потеряли, как минимум, 5-7 тысяч рабочих мест. Вместе с тем, мы в Торгпредстве не ощутили снижения интереса финских предпринимателей к России. Не проходило и дня без переговоров. По финским экспертным оценкам, абсолютное большинство предприятий из Суоми, открывших свой бизнес в нашей стране до 2014 года, сохраняет и развивает его. Появились новые финские инвесторы и инновационные партнеры. Интерес России к развитию делового сотрудничества с Финляндией не уменьшился. Более того, в ходе модернизации ряда отраслей промышленности и системы образования все большее внимание уделяется изучению прогрессивного финского опыта.

Как Вы оцениваете перспективы российско-финляндских отношений? Возможно ли, на Ваш взгляд, улучшение наших отношений с Финляндией, и при каких условиях?

Я с уверенностью смотрю в будущее. Исхожу из того, что мы вечные соседи, а многолетний опыт нашего плодотворного добрососедства, основанный на взаимном учете интересов и понимании преимуществ взаимодействия России и Финляндии как в двусторонней торговле, так и в форматах многостороннего экономического сотрудничества, например, в Балтийском регионе и в Арктике, создает предпосылки для оптимизма.

Однако, как показали события 2014-2017 годов, внешнеполитические факторы были (и остаются) весьма серьезным вызовом для российско-финляндских экономических отношений. Очевидно, что в обозримой перспективе сохранение позитивной динамики двусторонних экономических отношений в решающей мере будет зависеть от лидеров государств. Санкции Запада и ответные меры России, конечно, отрицательно сказываются на международной торговле и инвестиционной деятельности, и на какое-то время это влияние, судя по ряду признаков, будет сохраняться. Тем не менее, отечественная экономика в значительной степени приспособилась к санкциям, а российские и финские партнеры продолжают поиск наиболее перспективных проектных идей. Поэтому важнейшим условием улучшения двусторонних отношений, на мой взгляд, является твердая политическая воля руководства государств-соседей на сохранение добрососедства.

У России и Финляндии имеются возможности добиться впечатляющих результатов в совместных проектах по освоению Арктики. Уже имеются наработки для создания международного телекоммуникационного моста от Германии через Финляндию и далее вдоль трассы Северного морского пути до Китая и Японии; для строительства серии многоцелевых судов ледового класса; для использования новейших «чистых» (или «зеленых») технологий для создания объектов энергетики, жилищно-коммунального хозяйства, переработки промышленных и бытовых отходов. Многое будет зависеть от позиции Финляндии, приступившей в 2017 году к двухлетнему председательству в Арктическом Совете, в который входят 8 государств.

Балтийский регион также будет привлекать к себе повышенное внимание, как минимум, по двум причинам.

Во-первых, Балтийское море – общее для Евросоюза и России – накопило за последние десятилетия крупные экологические проблемы, что дало основания для некоторых экспертов называть Балтику умирающим морем. Стоит вспомнить, что именно Финляндия в 2010 году на Форуме действий в Хельсинки предложила реализовать международную программу по оздоровлению Балтийского моря. В рамках этой программы Россия взяла на себя целый ряд конкретных обязательств и выполняет их. Здесь, как и прежде, мы рассчитываем на тесное взаимодействие с Суоми в Санкт-Петербурге, Ленинградской области и Республике Карелия.

Во-вторых, Россия и Финляндия совместно могут добиться большей инвестиционной и торговой привлекательности как партнеры в евроазиатском транзите. Свои надежды связываем с развитием Северного морского пути, Транссибирской железнодорожной магистрали, включением России в проект «Новый шелковый путь». В связи с этим растет значимость проекта «Белкомур» - магистрали, соединяющей Транссиб, Урал, Коми, Архангельскую область, Республику Карелию с Финляндией и другими странами Северной Европы. По всей видимости, следует уточнить возможные общие интересы России и Финляндии в развитии международного транспортного коридора «Север-Юг» с началом в России. Как правило, на картах международных коридоров самой северной точкой обозначен Санкт-Петербург, иногда – Мурманск. Маршрут коридора пролегает до Москвы, затем по Волге до Астрахани с ответвлением на Дагестан и далее с выходом на страны Каспийского региона и Индию. Как мне представляется, Евросоюз, убедившийся в бесперспективности санкционного противостояния, и стараясь избежать потерь в экономической конкуренции мегарегионов мира, в близкой перспективе возобновит транспортно-логистический диалог с Российской Федерацией. Финляндия, как член Евросоюза и как страна-сосед, внимательно отслеживает меняющуюся ситуацию на мировом рынке транспортно-логистических услуг. Республике Карелия, как и в целом Северо-Западному федеральному округу, важно учитывать изложенные соображения в своих новых стратегиях социально-экономического развития на среднесрочную перспективу.

Крупнейшим совместным инвестиционным проектом предстоящих 6 лет станет строительство атомной электростанции в Ханхикиви (недалеко от города Оулу) с участием «Росатома». В этом проекте вполне возможно участие карельских предприятий – «Петрозаводскмаша» и строительно-монтажных организаций.

Следует ожидать развития международного туризма как наиболее весомого сектора в структуре двусторонней торговли услугами. При этом, по экспертным оценкам, наметившаяся еще около 10 лет назад тенденция увеличения объема инвестиций в отечественную туристическую инфраструктуру - спортивные объекты, выставочные комплексы, гостиницы, памятники культуры, архитектуры, национальные парки и заповедники и прилегающие к ним магистрали прежде всего в местах проведения Олимпиады, чемпионатов мира, универсиад, крупных международных саммитов - повышают привлекательность нашей страны для финнов. В этой сфере развернулась острая конкуренция между российскими регионами. В нее включилась и Республика Карелия. Наиболее заметные позитивные перемены происходят в Северном Приладожье, где к началу 2018 года появился новый национальный парк «Ладожские шхеры», обустраивается уникальный горный парк «Рускеала», который уже сегодня является одним из наиболее популярных объектов как для отечественных, так и зарубежных туристов, развиваются музеи и гостиничное хозяйство. Знаменитые Валаам, Кижи, Соловки по-прежнему составляют гордость России. Полагаю, что Республика Карелия могла бы инициировать организацию международной конференции туристических операторов, действующих в Северной Европе, пригласив финских партнеров в качестве соорганизаторов. Так, одним из перспективных совместных проектов может быть организация оперных спектаклей на площадке горного парка «Рускеала» в рамках традиционного ежегодного международного оперного фестиваля в г.Савонлинна. Возможно, пришло время организовать российско-финляндский фестиваль хорового пения, возродив Певческое поле в г. Сортавала. Безусловно, появятся и другие инициативы. И, конечно, основу российско-финляндского экономического сотрудничества составит совокупность совместных проектов, в которые будут вовлечены, в ближайшие годы не менее 40 тысяч человек с финской стороны и не менее 50 тысяч – с российской.

Есть мнение, что контакты между людьми, сотрудничество в гуманитарной сфере смогут благотворно повлиять на характер межгосударственных отношений. Так ли это в случае с Россией и Финляндией?

Хотел бы подчеркнуть, - в наше время нельзя не видеть очевидной связи между гуманитарной деятельностью с одной стороны, и экономической с другой, причем, как в сфере международных отношений, так и во внутренней политике государства. Более того, недооценка значимости развития культуры и образования в стране в целом и в ее регионах неминуемо ведет к деградации экономической жизни и потере конкурентоспособности. Игнорирование совместных культурных проектов лишает страны-соседи возможностей лучшего понимания многообразия и богатства национальных культур, традиций, ценностей. А это означает неминуемое появление проблем в понимании особенностей деловой культуры страны-соседа и, в конечном счете, недоверия между политиками и предпринимателями, особенно в периоды международных кризисов или под влиянием тех или иных информационных кампаний. В эти моменты особенно активизируется вбрасывание всякого рода мифов и слухов. Культурные и образовательные проекты – это, несомненно, один из самых эффективных инструментов «мягкой» дипломатии.

Если говорить о взаимосвязи международных гуманитарных контактов во всем их многообразии, включая культуру, науку, здравоохранение, спорт, молодежные обмены и др. с межгосударственными отношениями в целом и внешнеэкономическими в частности, то, как показывает опыт России и Финляндии, их взаимовлияние очевидно. Сколько бы не было антироссийских кампаний, как бы не промывали мозги населению Суоми западные СМИ, изо дня в день навязывая им идею об агрессивных намерениях восточного соседа, сотни тысяч финнов, прямо или косвенно вовлеченных в гуманитарные и экономические контакты с россиянами, понимают, что наша страна никакой угрозы для Финляндии и Европы не представляет. Однако успокаиваться на этом нельзя. В 2014-2018 годах российско-финляндское добрососедство, по моим наблюдениям, проходит самое серьезное испытание на прочность за 70 лет. Вот почему народная дипломатия - столь необходимое дополнение к контактам государственных деятелей и представителей делового сообщества.

Что касается совместных экологических проектов, то их социально-экономическая значимость для России и Финляндии, входящих в Балтийский регион, растет с каждым годом. Судите сами, вклад внешних инвесторов (в том числе и финских) только в модернизацию очистных сооружений Санкт-Петербурга составляет около 300 млн. евро, а в строительство и модернизацию природоохранных объектов Республики Карелия – около 18 млн. евро. Ценность совместных экологических проектов измеряется не столько деньгами, сколько получением новейших технологий и знаний, которые и создают условия для лучшего качества жизни людей.

Как Вы охарактеризуете место, особенности, возможности и перспективы Республики Карелия в торгово-экономических отношениях России и Финляндии?

Как мне представляется, Республике Карелия принадлежит видное место в российско-финляндских отношениях. Карелия – регион, входящий в финно-угорский мир, имеющий более чем 700-километровый участок государственной границы с Финляндией и с Европейским Союзом. Республика, обладающая многими ценными природными и, главное, интеллектуальными ресурсами, промышленным и научным потенциалом, также играет роль своеобразной транзитной и одновременно скрепляющей территории между такими стратегически важными для России центрами как Санкт-Петербург и Мурманск. Вместе с тем, в обозримой перспективе Карелия будет испытывать все более нарастающую конкуренцию со стороны других регионов Федерации за квалифицированные кадры и инвестиции. Само по себе географическое положение территории уже давно не является сколько-нибудь заметным ее преимуществом, если, например, говорить о значимости Карелии как торгово-экономического партнера Финляндии по сравнению с другими республиками, краями и областями. Общая граница с такой высокоразвитой страной может принести эффект для экономики и социальной сферы региона только при наличии тщательно продуманной стратегии приграничного сотрудничества с сопредельными финскими территориями. Такой стратегией, поддержанной федеральным Центром, Карелия располагала с середины 90-х годов до 2006 г.

В Республике с 1992 года накоплен богатый и в чем-то даже уникальный опыт приграничного сотрудничества. Вспоминаю 2001 год, когда в Петрозаводск приехал главный аналитик МИДа Японии по России Масару Сато, который весьма обстоятельно и неторопливо изучал особенности многоуровневых приграничных связей Карелии и Финляндии. В тот момент руководство Страны восходящего солнца довольно энергично искало подходы к урегулированию проблемы территориальных отношений с Россией. Поэтому М.Сато интересовала российская региональная политика на сопредельных с Финляндией территориях. В этом же году Петрозаводск и Йоэнсуу посетил Министр иностранных дел РФ И.С.Иванов с единственной целью – на месте изучить успешный опыт реализации проекта «Еврорегион Карелия», который действует с 2000 года по настоящее время. В 2003 году Республика Карелия вместе с Болеарскими островами (Испания) победили в конкурсе за право именоваться «Регионом Европы 2003». Таким образом, наша Республика получила признание за свои достижения в приграничном сотрудничестве, а также за проектную деятельность в Балтийском и Баренцевом регионах. В 2005 году в Республику совершил визит Министр иностранных дел РФ С.В. Лавров специально для того, чтобы вместе с представителями властей регионов Северо-Запада и ведущих отечественных неправительственных организаций проанализировать и обобщить накопленный позитивный опыт приграничного сотрудничества.

В приграничные связи сегодня прямо или опосредованно вовлечены в общей сложности тысячи граждан по обе стороны границы. Отработаны различные формы и каналы взаимодействия, имеются квалифицированные эксперты и организаторы совместных проектов. И даже кризис в европейско-российских отношениях 2014-2017 гг. не сказался на сотрудничестве сопредельных территорий наших стран. Финляндия сумела доказать Брюсселю целесообразность сохранения европейского инструмента соседства в практически свернутом партнерстве ЕС – Россия. Сохранился также институт породненных городов и коммун. Я вижу в этом вклад Республики Карелия. В кризисные периоды предсказуемый и настроенный на взаимовыгодные отношения сосед воистину дороже родственника.

Безусловно, накопленный опыт, наличие энтузиастов-экспертов – значимая предпосылка для успешного продолжения сотрудничества, однако, конечно, не достаточная.

Если говорить об ощутимой пользе для региона от внешнеэкономической деятельности в целом, то достижение ожидаемых результатов практически невозможно без тщательно продуманной ее стратегии (в дополнение к стратегии приграничного сотрудничества), в которой должны быть отражены следующие основные положения: цели и приоритеты ВЭД для данного региона с учетом общероссийских интересов и интересов соседних субъектов Федерации; места и роли данной территории, ее конкурентных преимуществ в системе межрегионального разделения труда; заинтересованный круг отечественных предприятий-участников ВЭД с их предполагаемым вкладом в социально-экономическое развитие региона; мотивация для потенциальных зарубежных партнеров включиться в торгово-экономическое взаимодействие с данным регионом; механизмы достижения целей стратегии.

Надо ли доказывать, что разработчиком такой стратегии (конечно, с участием экспертного и научного сообществ, бизнеса) должно выступать региональное правительство, которое возьмет на себя ответственность координатора ее исполнения. Отвечая на Ваш вопрос о перспективе участия Республики Карелия в российско-финляндских экономических отношениях, я хотел бы подчеркнуть необходимость занять активную позицию правительства региона в его диалогах с федеральным Центром и, конечно, с партнерами в Суоми о наиболее эффективных направлениях и формах взаимодействия. Наличие республиканских стратегий приграничного сотрудничества и ВЭД, безусловно, усилит аргументацию карельской стороны.

К сожалению, вот уже более 10 лет Республика таких стратегий не имеет. Поэтому и результаты внешнеэкономической деятельности выглядят, мягко говоря, не столь впечатляюще. Надеюсь, что новое руководство Республики в разрабатываемой в настоящее время комплексной стратегии социально-экономического развития РК на период до 2030 года ( этом документе стратегии приграничных связей и ВЭД могут быть соответствующими разделами) исправит положение дел. В своих ответах на предыдущие вопросы я упомянул ряд конкретных секторов экономического сотрудничества стран-соседей, в которых Карелия вполне может принять участие.

С каким настроением Вы вернулись в Карелию, в Петрозаводск, и почему выбрали Петрозаводский госуниверситет среди возможных мест работы на Родине?

Для меня никогда не было сомнений – куда возвращаться после длительной командировки в Финляндию. - Безусловно, в мой родной Петрозаводск, хотя не скрою, - получил ряд предложений переехать на работу в Москву или остаться в Хельсинки. На первый взгляд, это были как будто бы весьма лестные и заманчивые предложения как от российских предприятий и организаций, так и от финских. Я, конечно, очень признателен им за стремление сотрудничать со мной. Однако созревшее уже много лет назад желание вернуться в Петрозаводск, где ощущаю себя как нигде комфортно, где живут близкие мне люди, друзья, коллеги, где есть все возможности продолжать насыщенную событиями жизнь современного человека, оказалось решающим. Рад возвращению, наконец-то я дома!
После окончания в 1974 году Петрозаводского госуниверситета, работая на строительстве Костомукшского горно-обогатительного комбината, и на последующих этапах моей жизни я сохранил связи с ПетрГУ. Считаю своим долгом приносить пользу родному ВУЗу, который дал мне необходимые навыки для профессионального роста. Поэтому еще 10 лет назад, когда ректор университета, профессор А.В.Воронин заговорил со мной о возможном приходе в ПетрГУ, я подумал о том, что, вероятно, это было бы наиболее приемлемое решение о продолжении трудовой жизни. Работая торгпредом, постоянно контактировал с молодыми отечественными предпринимателями, исследователями, федеральными, региональными и муниципальными управленцами, сталкивался с их многочисленными проблемами и пытался им помочь.

Работа в университете позволит принести пользу молодежи не от случая к случаю, а на системной основе. И, конечно, здесь есть возможности продолжать научные исследования.

Расскажите, пожалуйста, о своей новой работе в ПетрГУ: ваши цели и задачи, планы и первые впечатления от работы.

Скоро пять месяцев, как я работаю в качестве советника при ректорате. Передо мной поставлена задача участвовать в разработке и продвижении проектов развития ПетрГУ как опорного университета (всего в стране 33 опорных университета). Новый статус ВУЗа ко многому обязывает. После Санкт-Петербургского Петрозаводский госуниверситет является наиболее крупным на Северо-Западе РФ. Одновременно - он крупнейший интеллектуальный центр Карелии, в котором не только готовятся кадры, но ведутся научно-исследовательские работы, разрабатываются новейшие технологии по целому ряду направлений, ведется тесное взаимодействие с предприятиями, Правительством региона и главами местного самоуправления, национальными институтами развития.

С первых же дней я с головой погрузился в проектную деятельность. Параллельно готовлю учебное пособие по специальному курсу «Экономическая дипломатия», который, по всей видимости, я начну вести для студентов всех институтов, входящих в наш университет. По выходным и праздничным дням начал сбор материалов для книги с рабочим названием « Записки экономического дипломата», жанр которой еще не определил. Хотелось бы пригласить читателей поразмышлять о пережитом и, может быть, сделать какие - то выводы. Одним словом, первые впечатления от новой жизни - положительные.

Большое спасибо за обстоятельные ответы, и удачи во всем!

Вопросы редакции журнала «Carelia»
Фото: Игорь Георгиевский

Мы принимаем